Агитационный фарфор в Эстонии. Агитационный фарфор в музеях Таллинна

К сожалению, в Эстонии агитационного фарфора относительно немного.

После Второй Мировой войны ввезено было довольно малое количество фарфора, это объясняется тем, что после Второй Мировой войны агитировать было уже особенно не нужно, а в Эстонии действовало несколько своих мастерских по росписи. Ввозили больше “бельё” – тоесть нерасписанные ещё тарелки, и таллиннские и пярнусские мастера росписывали их уже у себя дома. Поэтому настоящий агитационный фарфор можно встретить сейчас только в нескольких антикварных магазинах, в частном владении и в запасниках музеев.

В Таллинне есть несколько мест, где можно увидеть агитационный фарфор: это прежде всего магазин на площади Свободы, музей коллекции Миккеля, и музей Западного искусства в Кадриорге. К большому сожалению, в магазине и в коллекции Миккеля можно увидеть только по одной тарелке, причём мастеров второго ряда. С музеем в Кадриорге всё немного сложнее – там агитационный фарфор находится в запасниках музея. Именно об этих работах (которых довольно-таки много) и пойдёт речь.

 

В коллекции музея самой важной, “главной” работой является скульптура “Милиционерка” работы Н. Я. Данько (иллюстрации 22-23, R 3069, 1918, к сожалению, дата поступления в коллекцию утеряна). Написанное на карточке название скорее всего ошибочное – “Naispunaväelane” – переводится как “Женщина-красноармеец”. Работа действительно очень интересная, отчасти благодаря своей хрестоматийности – её часто воспроизводят в различных альбомах, хотя, на мой взгляд, эта работа – не лучшее, что сделала Н. Данько. По видимости, Елена Данько, расписывавшая обычно работы сестры, не является автором росписи в этот раз – чувствуется некая “топорность” в наложении красок, хотя расписано всё равно неплохо.

 

Приблизительно такого же размера (20,4 x 7 x 7,3 см против 20,9 x 7,6 x 6,5 первой фигурки) и значения – вторая фигурка Н. Данько – “Партизан в походе” (иллюстрации 24-25, R 5908, 1919, куплена в 1974 году). Работа более поздняя, но более плохая по качеству живописи, предположительно автором росписи являлась сама скульптор. Тем не менее, очень приятно подержать в руках то, что видел на страницах антикварного журнала.

 

Эти две работы Данько – единственные представленные в музейном собрании советские агитационные скульпуры из фарфора, к сожалению, нет ни работ Кузнецова, ни Кобылецкой, А. Щекотихиной-Потоцкой. И всё же это компенсируется тремя тарелками Чехонина – 20, 21, 22 года выпуска, все – выкопанные из под завалов архива музея в 1946 году.

 

Первая из них – “Царствию рабочих и крестьян не будет конца!” – одна из самых красивых, типичных для Чехонина тарелок. Стиль Чехонина узнаётся сразу – яркий конструктивизм, по бокам тарелки – надпись, в центре – причудливый орнамент, внизу – пустое пространство – возможно, что тарелка была и недописана, потому что для Чехонина характерно полное заполнение пространства тарелки.

 

Вторая тарелка – с известным лозунгом, который упомянула и Елена Данько в одной из своих статей: “Мы превратим весь мир в цветущий сад!”. Возможно, именно эту тарелку видела Елена Данько в витрине в тот зимний день. В середине тарелки – узор из цветов.

 

Последняя тарелка, даже скорее блюдо – немного похуже, возможно потому, что нет лозунга, только серп и молот в середине этого блюда дают возможность считать его агитационным. Кроме советской атрибутики имеются также множество декоративно-исполненных цветов и фруктов.

 

Следующая значимое произведение советского искусства – тарелка М. М. Адамовича тоже выкопанная вместе с другими тарелками в 1946 году. Тарелка весьма маленькая (2,8 x 21,5 см), но, тем не менее, даже и так можно видеть, каким мастерским рисовальщиком является художник.

 

Тарелку нельзя отнести к агитационному фарфору, т.к. на ней изображёны неизвестные развалины, а не советская агитация, но всё же хочется заметить, что тарелка – одна из самых мастерски выполненных тарелок из всех представленных.

 

Следующие две тарелки, спасённые из-под завалов архива – произведения Л. Н. Гауш, одной из художниц прежнего ИФЗ, позже – ГФЗ и Ломоносовского завода. Обе тарелки хороши по-своему, практически два разных по своему стилю произведения, каждое по-своему хорошо.

 

Первая тарелка Гауш – посвещена Александре Муравьёвой. На тарелке надпись: “Александра Муравьёва – жена декабриста последовала за мужем в Сибирь”. Из довольно известной серии, посвящённой декабристам и их родственникам, тарелка отлично выписана, классический портрет, только что выполненный в красных тонах и на фарфоре.

 

Вторая тарелка – с красной звездой посередине непохожа на первую, абсолютно другой стиль, более декоративный, чем в случае с женой декабриста. Тарелка видимо не такой важности, как чехонинские, но, тем не менее, очень замечательны голубые листья вплетённые в орнамент тарелки.

 

Следующие две тарелки, очень похожие по стилю, принадлежат кисти Р. Ф. Вильде. Тарелки Вильде всегда просто отличить от других, благодаря чётким, сплошным полям тарелки и чёткой границе между полем и основной частью.

 

Первая из представленных маркирована всё тем же заводом им.

Ломоносова, являет нам серп и молот в середине в венке из цветов и надписью “Победа Трудящихся 25 Октября”. Очень хорошо смотрится тёмно-синий фон полей, отлично гармонирует с белым фарфором в середине.

 

Вторая тарелка схожа по теме с тем же самым лозунгом, к которому добавлены годы, когда трудящиеся собственно побеждали – 1917-1920. На этой тарелке всё те же тёмно-синие поля, серп, молот и красный флаг с лозунгом. Зачем-то на полях нарисованы дополнительный серп, топор и шестерёнка, к сожалению, нарисованы плохо, грязный цвет портит всю тарелку – создаётся впечатление, что тарелка бракованная, или эти элементы на полях были дорисованы позднее каким-то другим мастером, неучёвшим того, что тарелка смотрится уже и без этой символики достаточно агитационно.

 

Далее идёт менее ценный в художественном отношении фарфор. Такие тарелки делались на многих заводах, действующих на территории Советской России, хотя именно эти сделаны всё на том же ГФЗ. Это прежде всего тарелка Э. Б. Розендорфа, на котором изображена женщина, сидящая в поле и вьющая венок из цветов, тарелка В. Т. Белкина со странным узбеком на коне, тарелка А. А. Масягина с мотивом города и две неатрибутированные тарелки (первая – с лицом женщины с луком, 1925, вторая – с индустриальным “пейзажем” – 1921). Из этих тарелок мне больше всего понравилась последняя – видно сильное влияние течений русского авангарда XХ века, по альбому Кудрявцевой она очень легко аттрибутируется как тарелка Н. А. Зандера «Силуэт фабричных труб», 1919.

 

Последние два предмета – чашки опять же неизвестных мастеров. Первая датируется 1923 годом и имеет в комплекте блюдце так же красиво расписанное, вторая – с изображением красноармейца на фоне тёмно-зелёного змия. Вторая расписана хуже и не так хорошо сохранилась.

 

Кроме этих семнадцати образцов агитационного фарфора, находящихся в запаснике музея Зарубежного искусства в Кадриорге, Ещё одна агитационная тарелка работы В. Тимарёва находится в расположенном напротив музее Миккеля, однако она не представляет такого большого интереса, как описанные выше. Один очень интересный супрематистский сервиз находится в музее Прикладного искусства, автором которого является эстонская художница Линда Тартланд- Ривис (1905-1943 гг.). Её кофейный сервиз очень схож с изготавливаемыми в это же время (сервиз датируется 30м годом) сервизами Суетина и его единомышленниками – типичные супрематические “правильно разбросанные”геометрические фигуры, наложенные друг на друга. Этим сервизом заканчивается коллекция агитационного фарфора в музеях Эстонии.

 
Источник: www.jamert.eu

Запись опубликована в рубрике Советский фарфор с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.