Императорский фарфоровый завод

«Золотой век Екатерины»(1762-1796)время наивысшего расцвета русского художественного фарфора. С самого начала своего правления Екатерина II лично опекала фарфоровое производство, вознигшее в России в 40-х гг.18-го века. Величества отобрать лучшие изделия фарфоровой мануфактуры для показа и продажи, 863 году посетила фабрику и купила 29 табакерок. Начальником мануфактуры был назначен А. Щепотьев, один из участников переворота, поручик лейб-гвардии конного полка. При нем, человеке просвещенном и образованном, а также хорошо знакомым с фарфоровым делом, фабрика была реорганизована, был определен ее штат, установлено новое название с 1765 года она стала называться Императорский фарфоровый завод. Кроме того, Кабинет стал ежегодно отпускать Императорскому фарфоровому заводу субсидию в 15 000 рублей для развития производства.

С 1773 по 1792 гг. Императорским фарфоровым заводом управлял генерал-прокурор кн. А. Вяземский, который расширил завод, построил новые здания, упорядочил ведение хозяйства, улучшил отчетность, обновил личный состав и привлек на завод европейских мастеров.

К 1787 году завод состоял из пяти частей: машинный отдел, где обрабатывали сырье; модельмейстерская палата (токарное, резное и скульптурное отделения); горновая палата (обжиг, глазурование, изготовление капсюлей, в которых обжигается фарфор); живописная палата; лаборатория, где готовили краски и стояли муфельные печи для обжига уже готовых расписанных изделий. По составу екатерининский фарфор, который делали из отечественного сырья, отличался от европейского фарфора, но приближался к китайскому.

Большое влияние на русский фарфор оказала деятельность французского скульптора Жана Доменика Рашета, приглашенного в Россию в 1779 году модельмейстером на Императорский фарфоровый завод, где он заведовал скульптурной частью до 1814 года. За оказание заводу заслуг он получил чин статского советника и орден св. Анны II степени, а также звание академика скульптуры Академии художеств и профессора. Живописную палату возглавил с 1783 года живописец-миниатюрист Алексей Захаров, которому тоже потом присвоили звание академика и чин статского советника. Скульпторами, живописцами, резчиками работали ученики Академии художеств и выпускники заводской гимназии. В этот период на Императорском фарфоровом заводе делали великолепные парадные сервизы — Арабесковый, Яхтинский, Кабинетский, Юсуповский и др., разные вазы, большие столешницы и прочee.

Павел I (1796-1801) унаследовал от матери интерес к Императорскому фарфоровому заводу: еще подростком он приезжал смотреть фарфоровое п крупные заказы, а когда приезжали именитые гости, всегда с гордостью показывал им фарфоровый завод. При Павле вошло в практику делать подношения императорской семье к Новому году, Рождеству, Пасхе и другим праздникам. Павел всячески поддерживал завод: в 1797 г. при нем был открыт лазарет, в 1800 г. хлебный магазин. Императорском фарфоровом заводом в это время управлял Юсупов, при содействии которого было получено согласие Папы римского на копирование Рафаэлевских лоджий в Ватикане, и который покупал заграницей вещи для царских дворцов.

В начале XIX века Императорский фарфоровый завод делал гораздо больше вещей, чем было надо двору, поэтому Юсупов попытался распространять фарфор среди населения. Однако у завода не было постоянных рынков сбыта, а главное, очень дорогой фарфор императорского завода не мог конкурировать с изделиями частных фарфоровых заводов. Императорский завод постоянно делал долги, производство было убыточным и требовало реорганизации. Смерть Павла отодвинула на некоторое время этот процесс.

Александр I (1801-1825) тоже весьма интересовался фарфоровым делом, но войны с Наполеоном и Турцией, реформы и проч. всецело поглощали его внимание. Единственный человек, от которого зависело положение Императорского фарфорового завода в этот период управляющий Кабинетом Его Императорского Величества граф Д.А. Гурьев.Для реорганизации производства Гурьев привлек профессора технологии Женевского университета Франца Гаттенбергера, приглашенного в Россию еще в 1780-е гг., и работавшего одно время на фарфоровом заводе Франца Гарднера. С Берлинской королевской мануфактуры пригласили мастеров: арканиста (составителя фарфоровой массы) Шульца, механика Шрейберга, специалиста по обжигу Зейфферта. С Севрской мануфактуры приехали живописец Генри Адам, декоратор-позолотчик Дэни Моро и живописец Свебах. Все приезжие специалисты не только улучшали техническую сторону производства, но и обучали русских мастеров. В 1809 году в скульптурную палату был приглашен Степан Пименов.

Лабораторией и муфельными печами заведовал Василий Воинов, сын Никиты Воинова, помощника основателя русского фарфорового производства Дмитрия Виноградова. Гурьев попытался расширить сбыт, продавал фарфор Императорского завода на Нижегородской ярмарке, а в 1806 г. добился, правда, ненадолго,»апретительного указа»; соответствии с которым запрещался ввоз в Россию иностранного фарфора. Однако эти меры ничего не дали. Дорогая заказная продукция Императорского фарфорового завода не могла конкурировать с дешевыми изделиями многочисленных частных фарфоровых заводов. При Гурьеве на Императорском фарфоровом заводе делали высокохудожественные подношения и подарки дорогие и убыточные, а также ординарную посуду (одно время даже украшенный печатным рисунком фарфор, который, однако, не пользовался спросом). До начала 1830-х гг. на Императорском заводе сохраняются традиции Гурьева. В 1827 г главой Министерства императорского двора и управляющим Кабинетом был назначен князь Петр Волконский. При Николае I (1825-1855) на заводе в составе массы начинают использовать привозную лиможскую глину, изделия достигают высокого технического совершенства. Используется особый способ золочения, при котором поверхность после мягкой полировки приобретала блеск, а сама позолота была весьма прочной (в последующие годы секрет этой позолоты был утрачен), в отличие, например, от позолоты фарфорового завода Батенина. Продукция Императорского завода этого времени характеризуется высоким техническим совершенством, многообразием форм, богатым декором, виртуозной росписью. В этот период создаются такие сервизы, как Гербовый, Золотой, Бабьегонский.

Императорский фарфоровый завод в период правления Николая I (1825-1855), Александра II (1855-1881) и Александра III (1881-1894) продолжает активно выпускать продукцию, дорогую и технически совершенную, но во многом это подражание продукции немецких и французских заводов. Искусные живописцы под руководством Василия Мещерякова воспроизводят на фарфоре картины Леонардо да Винчи, Корреджо, Рафаэля, Рембрандта, Тициана, Рубенса, портреты, иконы, батальные сцены, цветочные росписи. В 1851 году на Всемирной выставке в Лондоне изделия Императорского фарфорового завода получили медаль. Участие во Всероссийских и Международных выставках подтолкнуло руководство завода на создание при нем кабинета образцов выпускаемой продукции.

В 1855 году директор и управляющий Императорского фарфорового завода Алексей Сивков пытался реорганизовать производство. К началу царствования Александра II завод полностью работал на иностранном сырье; из Берлина, Парижа, Лондона выписывали керамические краски; также стала использоваться паровая машина. На заводе работали французские живописцы Бодэ и Боссэ, а также их русские ученики Федор и Константин Красовские, Алексей Васильев, Василий Корнилов и др. С 1885 года на Императорском заводе работает саксонский мастер Карл Липпольд. В 1873 году ваза Императорского завода хоровод амуров получила на Всемирной выставке в Вене почетный диплом за живопись на фарфоре; вазу расписывали А. Миронов и В. Тарачков по эскизам Вивана Боссэ. Однако форма вазы была составлена наспех из имеющихся под рукой отдельных частей, поэтому лучше смотрелась в перевернутом виде. Скульптуру на Императорском заводе делали по моделям Августа Шписа попытки изображения русских сюжетов в стиле неорококо, хотя и всегда технически совершенные.

Во второй половине XIX века постепенно сокращается количество форм, все в основном делается по старым образцам, хотя пытались делать вещи в pусском стиле, подражающие по формам народным металлическим и деревянным изделиям. Существенно уменьшается количество заказов от императорского двора основного заказчика завода.

После смерти Александра II в 1881 году Мария Федоровна выразила директору Императорского завода крайнее недовольство безвкусием представленных на очередной просмотр вещей. Александр III повелел, чтобы Императорский фарфоровый завод был поставлен в самые наилучшие условия, как в техническом отношении, так и в художественном, дабы мог он достойно носить наименование Императорского и служить образцом для всех частных заводчиков по этой отрасли промышленности Кроме того, по распоряжению Александра III все изделия изготовлялись в двух экземплярах: один поступал в Императорский двор, другой оставался в музее при заводе.По новому положению, утвержденному в 1890 году, Императорский фарфоровый и Императорский стеклянный заводы объединялись под общим руководством. Заводские мастера отправлялись в командировки на лучшие фарфоровые и стекольные заводы Пруссии, Саксонии, Богемии, Франции и Англии, где знакомились с последними достижениями промышленности.

В течение 1880-х гг. на заводе были установлены новые машины и станки, выписанные из Лиможа, горны новейшей конструкции, как в Мейсене, Берлине и Севре, а также другие новшества, позволившие поднять уровень производства до уровня производства лучших европейских мануфактур.

В первые годы правления Николая II (1894-1917) на Императорском фарфоровом заводе особых изменений не произошло. Скандал разразился в 1900 году, когда завод занял последнее место на Всемирной выставке произведений европейских мануфактур в Париже. Директор завода Гурьев получил отставку, а на его место назначили барона Николая фон Вольфа, которому поручили, во что бы то ни стало изменить положение дел. Завод попал под опеку Александры Федоровны, которая в ноябре 1901 года сама посетила производство и делала указания художникам, а также заказала сервиз, повторяющий формы саксонского сервиза XIX века на 1500 предметов, расписанный пурпуром и золотом по рисункам Эмиля Крэмера, возглавлявшего в это время живописную палату. Новый директор завода Вольф активно привлекал к работе выпускников Центрального училища технического рисования барона А. Штиглица.

В 1905 году живописную палату возглавил Рудольф Вильде, рисунки которого, представленные на ежегодные конкурсы, устраиваемые Александрой Федоровной, были лично ей одобрены. Скульптурное отделение возглавлял Август Тимус. В короткие сроки Императорский фарфоровый завод вновь достиг технического совершенства. Фарфор, получаемый из массы, составленной из первосортного сырья и выдержанной в погребах не менее 10 лет, отличался превосходным качеством. Обжиг производился в новых горнах, построенных по проектам Якова Быка и приглашенного на завод инженера и технолога Теодора Поортена. С вводом в строй заводской электростанции на Императорском фарфоровом заводе стали применяться машины и станки с использованием электроэнергии. В это же время внедрили установку для литья крупных ваз, вторую в мире после установки на севрской мануфактуре.

Переустройству подверглись и лаборатории завода: туда пригласили выпускников Петербургского университета и Технологического института, таким образом, поставив производство и разнообразные эксперименты на научную основу. С назначением нового директора, Николая Струкова, на фарфор Императорского завода существенно усиливается влияние мирискусников. Струков пригласил заведовать художественной частью Евгения Лансере, который привлек на завод Василия Кузнецова, Наталью Данько и др. К трем сортам выделываемой на Императорском заводе фарфоровой массы добавились еще четыре, которые шли на изготовление изделий технического назначения. Выпуск художественного фарфора в это время сократился до минимума, а ту малую часть, которую продолжали делать, Кабинет продавал на благотворительных вечерах в пользу царских лазаретов.

Клейма:

ifz1 ifz2 ifz3 ifz4 ifz5 ifz6 ifz7 ifz8 meissen9

Запись опубликована в рубрике Советский фарфор с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.