Марки немецкого фарфора

Поступление немецкого фарфора в Россию происходило несколькими
волнами».

Первой такой волной явилась, если можно так
выразиться, «династическая». Сыновья и дочери российских
императоров женились (выходили замуж) за отпрысков
бесчисленных немецких монархов (Германия XVIII века была
раздроблена на более, чем 300 государственных
образований). При этом B качестве приданого и просто
бытовой посуды в Россию попадала масса фарфоровых
изделий, особенно сервизов: Многие сервизы дарились
русским царям и вельможам (B 1776 целое фарфоровое
собрание было подарено приехавшему в Берлин Павлу I, B
1778 году Фридрих II подарил великолепный сервиз
Потемкину). Заказывали фарфоровые изделия и многие
русские аристократы, бывавшие в Берлине, Дрездене и т.п.
например, князь Волконский и князь Долгорукий, граф
Воронцов и граф Орлов. Ряд заказов производился
непосредственно из России.

Вторым источником поступления фарфора явились
изделия, привозимые с собой  хлынувшими в Россию в
надежде на высокие заработки немецкими специалистами
от ученых и военных до инженеров, управляющих имениями и
домашних учителей. С ними в Россию попадало очень много
фарфора и оставалось здесь навсегда. Достаточно сказать,
что заработки ученых, живописцев, ремесленников высокого
класса в 5-10 раз превосходили те, что они имели у себя на
родине. Другой красноречивый пример — в 1741 году из 72
иностранцев — членов Российской Академии наук — 51 были
немцами. Естественно, многие из этих людей привозили с
собой немецкие фарфоровые изделия.

Но, пожалуй, основной поток продукции Мейсена и
Берлина, Франкенталя, Хёхста, Пюдвигсбурга и — др.
составляли изделия, заказывавшиеся или покупавшиеся
представителями богатых (или, в крайнем случае,
зажиточных) слоев населения российской империи. Уже с
середины XVIII века великое множество немецких сервизов,
ваз, тарелок, чашек, скульптур стало едва ли не
обязательным атрибутом интерьеров и столовой сервировки в
домах состоятельных россиян. Весьма характерно, что в 60-
70-х годах XVIII века на долю России приходилось до 40%
мейсенского экспорта.

Немецкий фарфор продолжал поступать к нам и в Х!Х
веке.» Если в первой половине этого столетия приток
немецкого фарфора существенно сократился вследствие
высоких ввозных пошлин, установленных российским
правительством в Протекционистских целях, то с 60-х годов
он, поспе’полуторного снижения этих пошлин, вновь резко
возрос. Так, в 1824-1826 годах было ввезено фарфора (не
только немецкого) на 50 тыс. руб., а в 1870-х годах — на 1 млн.
200 тыс. руб. Это вызвано как художественными
достоинствами немецкого фарфора, так и постоянно
снижавшимися, за счет организационных, и технологических
факторов, ценами на изделия, что делало их доступными для
все более широких слоев населения России.

Наконец, еще в XVIII и особенно в начале XIX века в
России стали составляться крупные частные (а затем и
музейные) коллекции, где фарфор занимал достойное место.
Помимо названных выше коллекционеров, солидные
собрания фарфора имели Строгановы, Юсуповы, Паскевич,
Утеман и другие. Значительная часть этих коллекций была
вывезена за рубеж эмигрантами в 1917-1920 годах, но многое
сохранилось — как в музеях, так и у частных лиц.

Следует отметить, что в Россию попадал фарфор не
только Мейсена, но и многих других немецких фабрик. Так, B
упоминавшейся коллекции Долгоруких было много изделий
Лимбаха, Фолькштедта, Готы и других центров, а в коллекциях
Евдокимова и Слонима вообще преобладал тюрингенский
фарфор-

Последней крупной «фарфоровой немецкой волной»
явились годы по окончании Второй Мировой войны. В это
время по репарациям и просто в частном порядке B СССР
было ввезено множество немецкого фарфора — правда,
главным образом, второй половины ХIХ и первой половины
ХХ веков. Таким образом, в России оказалось очень много
фарфоровых изделий — главным образом, в МУзеях, а в
последнее время и в частных коллекциях.

Учитывая громадную популярность и высокие цены на
немецкий фарфор, особенно старинный, покупатели этих
изделий должны пользоваться авторитетными советами
экспертов. Предлагаемая вниманию читателя книга как раз и
выполняет роль такого эксперта, позволяя определить по
марке принадлежность изделия к конкретной немецкой
фабрике, помогая датировать ее, иногда даже установить
модельера или художника — создателя данного произведения,
и давая тем самым стоимостные ориентиры.

При этом, однако, следует иметь ввиду, что, начиная с
XVIII века и до наших дней, выпускалось множество копий и
подделок под старый фарфор знаменитых немецких фабрик,
в первую очередь, мейсенской, которые клеймились марками
оригиналов — например, скрещенными мечами. Такие марки и
рекомендации по их распознаванию рассмотрены B разделе
Копии и подделкй».

Данная книга как раз и позволяет, B известной степени,
отличить подлинный немецкий фарфор, который (особенно
изделия XVIII века) имеет очень высокую стоимость на
антикварном рынке, от копий и подделок, цена и
художественное значение которых неизмеримо ниже.

За основу расположения городов, где имелись
фарфоровые фабрики, в этой книге взят хронологический
принцип, то есть дата основания этих фабрик. Такой же
принцип использован и при определении последовательности
приведения марок каждой фабрики — от ранних к более
поздним. В случаях, когда в городе имелось несколько
фабрик, сначала приводятся марки самой ранней из них и
далее — в соответствии с тем же хронологическим принципом.
Исключение сделано для Мейсена с его сотнями марок: здесь
сначала даны марки одной группы (например, скрещенные
мечи), затем другой (например, монограмма AR) и т.д.

Во многих случаях отдельные буквы или инициалы не
расшифровываются, поскольку они являются начальными
буквами названий городов или фамилий владельцев либо
художников (модельеров).

Авторы выражают глубокую признательность издателям
И.С. Касаткиной и Б.А. Дулькину, благодаря которым стало
возможным появление книги.

Запись опубликована в рубрике Немецкий фарфор с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.