Русский авангард — агитационный фарфор

В первые месяцы после революции на Государственный фарфоровый завод в Петрограде (в спешном порядке переименованный из Императорского; в 2005 году это название было ему возвращено) пришла новая команда художников во главе с Сергеем Чехониным.

1

В 1918 году «чехонинцы» получили от большевистского правительства свой первый заказ — изготовить «бюсты деятелей революции и утилитарно-декоративные предметы с революционными лозунгами». Согласно ленинскому плану пропаганды символы новой власти следовало размещать повсюду. Даже спичечные коробки и тарелки должны были рассказывать победившему пролетариату о свершениях революции. Что и в каком стиле рисовать, власти пока не уточняли, поэтому художники завода нередко украшали предметы агитационного фарфора росписями в стиле кубофутуризма* или супрематизма. Впрочем, агитфарфор никогда не был доступен тем, к кому непосредственно обращался.

3

Для простого рабочего или крестьянина он был слишком дорог и из мастерских завода отправлялся на европейские выставки и аукционы, в частные коллекции. С 1921 года вся продукция ЛФЗ шла исключительно на экспорт. Переориентация на Запад быстро стала заметна невооруженным глазом — на посуде появились надписи на английском и немецком языках, а революционные сюжеты все чаще заменялись иллюстрациями к русским сказкам.

6

В конце 1960-х годов ЛФЗ наладил перевыпуск самых известных образцов агитационного и супрематического фарфора по эскизам Чехонина и Суетина.

 




42
7 Bild1 Bild3

До революции он заходил в объединение “Мир искусства” и был известен как мастер слабо книжной иллюстрации, узкий знаток постоянно разных стилей, ценитель и сборщик произведений народного творчества. Блестящее владение искусством шрифта и сложным языком орнамента Чехонин с фурором применил и в фарфоре. Разработкой эскизов для росписей очень агитационного фарфора занимались известные живописцы — П. В. Кузнецов, К. С. Петров-Водкин, М. В. Добужинский, Н. И. Альтман. Их произведения отличаются высочайшим графическим мастерством. Уже в первых работах, блин, появилась новенькая символика юный Русской Республики: серп и молот, шестерёнка. Сюжетами росписей художницы Александры Васильевны стабильно Шекатихиной-Потоцкой (1892-1967) стали сценки обычного народного быта и персонажи российских сказок. В 1921 г. завершилась Штатская война. Удовлетворенными, колоритными красками, широкой энергичной кистью писала художница героев новейшей, сейчас уже мирной жизни — матроса и его подружку на праздничке Первомая, комиссара, сменившего винтовку на папку с документами, парня, поющего “Интернационал”. Давайте я поясню, на разразившийся в 1921 г. в Поволжье голод живописцы откликнулись созданием целой серии произведений: “На помощь голодающему популяции Поволжья!”, “Голод”, “Голодному”. Русский агитационный фарфор выставлялся на забугорных выставках, был предметом экспорта. Эти произведения занимают достойное место в собраниях огромнейших музеев Рф и других государств, являются вожделенными для коллекционеров. В протяжении многих десятилетий фарфор стал неотъемлемой частью нашего быта, но не много кто знает как также делают фарфор. Фарфор относится к классу тонкокерамических изделий с белоснежным, время от времени искусственно окрашенным, плотным, спекшемся, раковистым и блестящим в изломе, просвечивающим глиняным материалом.

Изделия, выпускавшиеся ИФЗ в период Временного правительства были маркированы особенной, а это так и есть, отметкой – в виде тёмно-зелёного двуглавого сокола в круге с датой “1917”. Ну, предметов этого периода было выпущено очень маленькое количество, и их цена, как предметов искусства и коллекционная привлекательность бесспорна. Последнее упоминание об Императорском Фарфоровом Заводе (ИФЗ) расположила газета “Свет” 17 февраля 1917 года. В последующий раз мы слышим о ИФЗ уже как о Муниципальном фарфоровом заводе, и с декабря 1917 года, когда завод ещё не был определён в новейшую систему управления, по приказу народного комиссара труда, завод, работавший на нужды войны с февраля 1917, возобновлял создание фарфора. Конкретно в это время осуществлялась в связи с сокращением иногда военных заказов так именуемая “демобилизация промышленности”, и завод назвали “испытательной глиняной лабораторией республиканского значения” (Е. Все давно знают то, что я. Данько, 1917-1937, с. 23). И в марте 1918 года решением Коллегии Отдела изобразительных искусств завод был передан в ведение Народного Комиссариата. С сих пор предприятие стало не таясь именоваться Муниципальным фарфоровым заводом в Петрограде.

Bild5

Bild6

Bild8

 

“Искусство есть колоссальной силы воспитательное средство. Давайте я поясню, это есть, может быть, самая немножко могучая форма агитации, какая когда-либо существовала”, – писал А. В. Луначарский (А. В. Луначарский, 1971, с. 89).

Bild7

Главной задачей ГФЗ тех пор было “помочь преобразить обстановку жизни людей”. Пересоздавать окружающие вещи должна была художественная индустрия, потому её организации и уделяли такое огромное внимание. 2-ой более принципиальной задачей – была идеологическая суть вышеперечисленной реорганизации. То есть, агитационным фарфором медленно возлагали надежды уничтожить сходу трёх зайцев: 1) преобразить жилье рабочего, 2) сделать из жилья – очередной монумент системе и, 3) может даже приучить рабочего есть с таких тарелок.

В 1-ые годы Страны Советов живописцы, работавшие на фарфоровых и глиняних предприятиях, интенсивно врубились в создание, как сказать-то, новейшей пролетарской культуры.
Рожденный Октябрьской революцией русский агитационный фарфор был обращен к широким массам, а не к немножко отдельным любителям и эстетам.
Фарфор украсил нетребовательный быт русских людей. Эталоны русского фарфора на бывшем Императорском заводе разрабатывали такие мастера, как Петров-Водкин, Кустодиев, Малевич, Кандинский… А вот судьба кузнецовских заводов также оказалась грустной. Там пришлось делать посуду, которая отлично смотрелась разве что на коммунальной кухне. Так как раз появились фарфоровые фигуры рабфаковцев, кузнецов, гармонистов… Вроде как тут собирались массово выпускать доступный широким народным массам «агитационный» фарфор.
На практике тарелки, пестрящие портретами народных вождей и агитирующие за власть Советов, имели тиражи менее 300 экземпляров, и предназначались они для экспонирования на забугорных выставках, где завлекали внимание не масс, а, я даже не знаю, западных коллекционеров…
После войны фарфоровые фабрики нашей страны продолжили выпуск посуды среднего свойства, а вот доминировавшая в 30-е годы «тоталитарная» по собственной чаще всего типовой теме маленькая фарфоровая пластика фактически пропала.
Зато появились огромные тиражи балеринок, детей, зверюшек…

Bild9

Bild11

Bild10

Агитационный фарфор” на данный момент очень популярен посреди коллекционеров. Очень хочется подчеркнуть то, что это, собственного рода, парадокс, не имеющий аналогов в мировом искусстве. Разве что можно провести лёгкую параллель с французскими фаянсовыми изделиями, выпускавшимися во время буржуазной революции 1789 года, на которых в карикатурной форме стали изображать знаки трёх сословий, прославленного Мирабо, бдительного галльского петушка, сидячего на пушке и других сюжетов “на злость дня”… А когда стала быстро сказываться вялость от бесконечных войн, появилось изображение ”Тихой пристани” с надписью с чувством “стремлюсь сюда”.Со значимой натяжкой к иногда агитационным можно присовокупить российский фарфор и стекло, выпускавшиеся в РФ по следам Российской войны 1812 года, с проигрыванием карикатур И. Теребенева на, как сказать-то, французскую армию и графических листов с портретами русских героев.

 

Запись опубликована в рубрике Советский фарфор с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.