Супрематизм в агитационном фарфоре

В 1915 году Казимир Малевич сделал «первый шаг чистого творчества в искусстве», закрасив холст чёрной краской и объявив квадрат – «лицом нового искусства».

Радикальность этого живописного приёма была усилена дерзким жестом художника, поместившего чёрный холст в «красный угол» – на традиционное место иконы в русском доме. Таким образом от иконы заимствовался её культовый статус, а роль демиурга претендовал сам художник. Александр Бенуа, лидер движения «Мир искусства», полярного доктринам Малевича, – усмотрел в этом горделивом святотатстве признаки духовного апокалипсиса. Квадрат, по мнению Бенуа, был признаком духовного обнищания и американизации русского общества. С тех пор было много критики и проклятий, славословий и восторгов, адресованных футуристам (и в первую очередь – именно Малевичу и его «квадрату»). И хоть эпоха супрематизма (от слова “Supremus” – наивысший) длилась около двух десятилетий, резонанс в общественном сознаний оказался весьма продолжительным. И безусловно большое влияние оказали идеи супрематизма на художников росписи по фарфору и скульпторов малых форм.

Ученик Малевича Николай Суетин, воплащавший супрематические идеи в фарфоре, подписывал свои работы дополнительным словом «супрематизм» и ставил рядом чёрный квадрат. «Квадрат – это явление русского искусства, которое окажется мировым событием, как оно оказалось для меня» – писал он.

 

В начале 1920-ых годов рядом с «красным» агитационным фарфором («красный», приминительно к сюжету) появился «белый» бессюжетный агитационный фарфор супрематистов. Динамизм и драматизм революционной эпохи зашифрованы в абстрактной графике геометрии. В этом фарфоре доминировало «бесконечное белое» пространство фарфора. «Самое главное в супрематизме – два основания – энергия чёрного и белого, служащие к раскрытию формы действия» – писал Малевич.

В конце 1922 года, Малевич, Суетин и Илья Чашник переехали из Витебска в Петроград. Суетин и Чашник были почти сразу же зачислены художниками на ГФЗ с лёгкой руки Н.Н. Пунина, который был назначен вместо Чехонина главным куратором завода.

 

Приход супрематистов стал событием для ГФЗ. Отринув старую культуру, реформаторы искусства создали новую пластику вещей. 1923-ий год стал этапным для нового фарфора – им датированы почти все программные вещи супрематистов в фарфоре. Казимир Малевич вместе с товарищами создали эскизы форм и росписи для завода, его работы получили особый расценочный номер – 660. Самое интересное то, что его имя не числится в записях и бухгалтерии завода, хотя он безусловно сделал много для ГФЗ.

 

Одним из самых больших его проектов была «лаборатория форм». В 1923- ем году Малевич предложил Пунину организовать специальное отделение при заводе, занимавшееся поиском новых форм. Созданные Малевичем и его учениками позже в этой лаборатории предметы во многом предсказали пути развития архитектуры будущего. Очень смело действовал Малевич в новой области прикладного творчества. Он разложил подчинённую функциональности и узнаваемую предметную форму на первоэлементы. Так из сферической чашки получились полусферы, а ажурный завиток заменился на непроницаемый прямоугольник, таким образом получив неудобную в использовании, но очень оригинальную чашку. Таким же образом он поступил и с чайником, который стало невозможно использовать, но зато можно было разглядывать и вдохновляться.

 

Малевич не занимался сам компоновкой рисунков на объёмных формах, но его рисунки переводили на «бельё» его ученики, поэтому сохранилось множество работ Малевича на фарфоре, выполненных его товарищами – Суетиным, Чашкиным и другими.

 

Суетин и Чашкин сами осваивали пространство объёмных форм, в том числе они сами и расписывали формы учителя – те же самые «получашки» были много раз расписаны ими. Суетин кроме этого и сам создавал интереснейшие работы в сфере формотворчества. В 1923-ем году он исполнил два варианта чернильницы из блоков в кубическом стиле, супрематических «планитов» – динамических сооружений из длинных прямоугольников трёх основных цветов – красного, чёрного и белого, которыми он обычно расписывал фарфор.

 

К 1929-ому году Суетин сработал ещё несколько форм – ещё одну кубическую чернильницу «Псковский храм» (названную так потому, что лепные объёмы чернильницы ассоциировались со строением храма), несколько вариантов ваз и малый овальный чайник. В 1930ом году художник начал разрабатывать формы для массового производства, один из удавшихся образцов – чайный сервиз «Крокус». Точно отмеренные пропорции, элегантная пластика сделали этот сервиз очень популярным, поэтому сервиз много тиражировался.

 

И.Г. Чашник значился в штатах завода менее года. Попав под сокращение, он позднее продолжил работу с фарфором, о чём упоминает в своей автобиографии: «В 1925 году зачисляюсь в Декоративный институт в должность научного сотрудника 1 разряда, где продолжаю исследование по художественным декоративным формам и создаю целый ряд образцов и проектов по художественной фарфоровой промышленности». Работы Чашника отличаются масштабностью рисунка, лаконичной выразительностью массивных супрематических модулей.

 

Немного другой супрематизм у Н.Ф. Лапшина. Художественное образование он получил в Училище Штиглица, там же и преподавал, а позже, под влиянием идей мастеров европейского Art deco, стал работать в жанре прикладного европейского супрематизма. Очевидно поэтому его работы очень ценились и довольно много копировались. Его композиции выполнены в основном в чёрно-розовых тонах, мотивы – фрагментарны – срезаются краями предметных форм. Лапшин работал на заводе в 1921-1923-их годах, а позже в 1932 году стал его художественным консультантом.

 

Активная работа супрематистов на заводе продолжалась не более года, а в 1924 году художники стали очередными жертвами экономической реформы завода. Спустя два года о супрематистах написали в газетах, что «недолгое время на заводе работали супрематисты: Суетин, Чашник и др., оставившие ряд оригинальных вещей, как чернильница с линейчатым орнаментом, кофейники, украшенные геометрическими фигурами, чашки со странными, как бы чернильными пятнами, наконец, рассечённая, неудобная для питья чашка и странный чайник, напоминающий паровоз».

 

Дольше всех задержался на заводе Суетин. Попав под сокращение, он, по воспоминаниям И.И. Ризнича, продолжал приносить для обжига свои новые работы. В конце 1920-ых годов он занимался оформлением книг и дизайном, позже – оформлял супрематическую комнату в Русском музее. В 1932 году по рекомендации Ленинградского союза художников Суетин стал художественным руководителем Ломоносовского Фарфорового Завода, а до этого назначения очень много работал как внештатный художник завода. К 1930-ому году относится известный сервиз Суетина «Бабы», потом последовал сервиз «Агроград» (или «Тракторный», 1931), а потом пошли довольно оригинальные и интересные более маленькие работы – «Инвалид», «Чёрный силуэт», серия предметов «Богородица» и т.д.

 

В 1927-ом году критик Д. Аранович, подводя итоги десятилетней работы завода, отмечал, что «период супрематистов сыграл огромную производственно- культурную роль своим утверждением в фарфоре новой формы, чистоты цвета».

В коммерческом плане работы супрематистов тоже были очень популярны.

После увольнения Чашника, Суетина и других, их работы многократно копировались и переписывались другими художниками. В 1929 году художник и негласный летописец завода Е.Я. Данько печально констатировала: «Ни одна продукция завода не пользуется такой высокой оценкой у нас и на Западе, ни одна не получает такое количество заказов, проникая в быт в качестве вещей, имеющих не утилитарную только, а и эстетическую ценность, как супрематическая посуда, хотя сами супрематисты давно отставлены от работы, и завод только повторяет их старые образцы» (Е.Я. Данько. 1929, стр. 6). Даже сегодня на Фарфоровом заводе им. Ломоносова продолжают копировать образцы середины 1920-ых годов.

 

В середине 1930-ых годов, с введением в 1932 году цензуры на искусство, исчезло из продажи и выставок большинство супрематических работ, а в 1935 году умер Малевич, надгробным памятником художнику стал белый куб с чёрным квадратом.

 
Источник: www.jamert.eu

Запись опубликована в рубрике Советский фарфор с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.