Фарфоровая пластика 20-х. Кузнецов и Данько

В 1918 году в декабре В. В. Кузнецов делает своего известного “Красногвардейца”, фарфоровую фигурку, и таким образом возраждает подзабытую отрасль художественного фарфора – фарфоровую пластику. Именно фигурки из фарфора – живые скульптурные картинки действительности – национальная форма русского искусства. Но со второй половины XIX века на многие годы воцарился разлад между фарфоровой скульптурой и жизнью. Пластика ушла в сферу сентиментализма, много подражали, в том числе датской школе фарфора и немецким мастерам.

Подхватила и развила советский агитационный пластический фарфор, Н. Я. Данько, ученица Кузнецова. Уже ранние её работы – брошки, трубки, кулоны  – показывают, что мастер замечательно владеет формой, что отлично чувствует соотношения декоративность / жизнь. Её сестра – Елена Данько, расписывавшая работы сестры Натальи, также была выдающимся художником – отлично чувствовала цвет и молочность фарфора и умело играла с ними. Пример соавторства сестёр Данько заставляет убедится и в том, что специфика жанра допускает извесные вольности пластики в интересах декоративной выразительности, существенную роль в которой играет живопись.

 

В историю советского агитационного фарфора Наталья Данько вошла как один из самых замечательных скульпторов. За двадцать пять лет творческой работы она создала более трёхсот фигур и композиций тематической скульптуры – жанровой, сатирической, портретной и декоративной, не считая вариантов, повторений и произведений, выполненных в бронзе, терракоте, воске и фаянсе.

Также Наталья одной из первых советских скульпторов приминила форфор в архитектуре . В 1936-37 годах она выполнила 14 барельефов на тему “танцы народов СССР” для станции метро “Площадь Свердлова”. В 1937 году под её руководством бригада скульпторов и художников ЛФЗ исполнила фарфоровые барельефы для речного Химкинского вокзала в Москве.

 

Тем не менее, переход от хрупких форм ИФЗ к новой тематике, вызванной Октябрьской революцией дался Наталье нелегко. Своеобразным направляющим толчком стал официальный государственный заказ на уже упоминавшиеся “бюсты великим людям в области революции”. Вслед за своим учителем, автором “Красноармейца” – В. Кузнецовым, исполнившим бюст Карла Маркса, Данько вылепила бюст великого русского просветителя – Николая Новикова и небольшой восьмиугольный пласт с барельефными изображениями казнённых декабристов.

Однако оба этих произведения не являются этапными для Данько – в них чувствуется несмелость и влияние стиля Кузнецова.

 

После “Красноармейца”, воспринимавшегося многими современниками как символ молодого государства, Наталья Данько создаёт своего знаменитого “Партизана в походе” (1919) и помещает на подставке фигуры цитату из любимого Александра Блока: “Революционный держите шаг! Неугомонный не дремлет враг!”. В след за “Партизаном” появляются “Речь”, “Вышивающая знамя” (1919), “Милиционерка” (1920), “Матрос со знаменем” (1921), шахматы “Красные и белые” (1922), Анна Ахматова и другие работы. Надо сказать, что Н. Данько всю жизнь проработала на своём заводе, оставив после себя огромное творческое наследие, существенно расширив рамки отведённые советскому фарфору.

 

Занималась Данько и ленинской темой. В 20х годах она создала чернильницу с бюстом вождя, а Елена Данько активно расписывала тарелки с самым известным портретом Ленина – работы Н. Альтмана, который использовали практически все фарфорщики ГФЗ. Этот же портрет многократно воспроизводился на многих бокалах, кубках, чашках, на протяжении едва ли не целого десятилетия: например на чашке с росписью М. Адамовича, получившей название “Ленини с красной звездой”, а также в росписях З. Кобылецкой, В. Бейдуката, И. Назарова и других.

 
Источник: www.jamert.eu

Запись опубликована в рубрике Советский фарфор с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.