Фарфоровые скульптуры мейсен в XVIII веке

Большую роль в производстве фарфоровых изделий играли не только всевозможные сервизы, но и скульптуры. Это произошло ещё во времена деятельности всем известного мастера по фарфору Иоганна Фридриха Беттгера. Стоит отметить Бальтазара Пермозера, являющегося одним из самых выдающихся скульпторов, который вместе со своими собственными учениками Иоганном Вениамином Фомой и Иоганном Иоахимом Крецшмаром творили невероятные фигуры и всевозможные изображения из фарфоровых материалов.

Одним из основоположников нового направления в производстве изделий из фарфора стал Георг Фрицше старший, который ещё в 1723 году, будучи мануфактурным дизайнером мейсен, начал изготавливать всевозможные фигуры животных и людей из фарфорового материала. Этот мастер самостоятельно создавал образы и экскизы, по которым и начинал создавать различные скульптуры. Примечательно то, что в это время в мейсен отсутствовал собственный мастер по изготовлению скульптур. Многие люди восхищались мастерством Георга Фрицше старшего, поэтому уже через несколько лет о его работах узнал весь мир. Младший брат Иоганн также занимался изготовлением скульптур — он создавал фигуры восточных святых, которые, вполне вероятно, основаны на эскизах самого Георга Фрицше. После все эти работы подвергались декору в знаменитой мастерской всем известного Герольдта.

 

В 1727 году на работу пришёл Иоганн Иоахим Кендлер. Он стал первым скульптором в мейсен, который работал с фарфоровой мануфактурой. С этого самого момента и началась легендарная эпоха скульптур из фарфора. Но теперь мейсен не устраивала работа Кирхнера, соответственно он был уволен в 1733 году. Карьера Кендлера с каждым последующим днём взлетала вверх — опытные мастера ценили его за необычный энтузиазм. Конкретно Кендлер продолжал исполнять желание Августа Сильного, украшая тот самый фарфоровый дворец. Что же касается Кендлера, то он выполнял свои скульптуры по готовым эскизам, а порой ему приходилось создавать их своими силами. Изначально Кендлер создавал заготовки из глины, после чего уже занимался созданием фарфоровых скульптур. Изначально мастер тщательно изучал фигуру, только уже потом начинал её создавать. Кендлер научился создавать большие фигуры, которые даже были несовместимы с размерами печи, где происходит обжиг. Этот мастер стал первым, кто попробовал собирать фарфоровые скульптуры из отдельных частей. Таким образом была сооружена известная статуя Короля Августа III на коне.

 

Кендлер действительно опередил Кирхнера только лишь по тому, что ему удавалось создавать скульптуры людей и животных в натуральную величину, то есть сохраняя пропорции и габариты. Они долгое время соперничали друг с другом, однако Кирхнер в последствии не смог преодолеть конкуренцию — его просто уволили. Что же касается изучения предварительных моделей из глины, то Кендлер уделял внимание даже мелким деталям в виде морщин, ямочек на щеках и так далее. Поэтому долгое время он уделял изучению модели, только уже после этого приступал к созданию скульптур из фарфоровых материалов. Многие скульптуры, автором которых является Кендлер, являются по своему устройству живыми и динамичными.

 

Кендлеру действительно удавалось сооружать уникальные фарфоровые скульптуры, которые содержали в себе скульптурные элементы и не были статичными по определению. Абсолютно каждый проект был интересен, разнообразен и имел мягкие конторы, многообразие цветовых оттенков, которые очень часто совмещались на всевозможных жестах. Отличительной чертой работ Кендлера являются именно жесты — только ему в то время удавалось создавать живые и динамичные скульптуры, поэтому в мейсен не могли упустить такой шанс. В результате в штабе мануфактуры появился первый скульптор по работе с фарфором, которому удалось открыть совершенно новое направление. Образы этого замечательного мастера также были живыми. Но он никогда не приветствовал создание точных копий с различных моделей — у него была своя собственная уникальная концепция, которой мастер старался придерживаться на протяжении всего рабочего процесса. Композиции на выходе получались законченными и уникальными в своём роде.

 

Однажды Кендлер мог взять за основу будущих скульптур моделей животных Jagerhof, экзотических птиц из Морицбурга, а также животных чучел Animaliengalerie. Медные гравюры использовались мастером при сооружении скульптур, относящихся к религиозной тематике. Портреты применялись им для создания скульптур людей — конкретно сооружались фигуры известных личностей, в том числе и королей. Огромное количество работ Кендлер посвятил именно религиозной тематике, тем более что в то время у власти находился Август III. Ему поручили создание уникального смертельного образа святого Франциска Ксаверия, а также мастер сумел изобразить сцену Распятия.

 

Когда Кендлер создавал мелкие фигуры, его вдохновляли на творческую работу придворные. В этом жанре в основном мастер занимался изготовлением кринолиновых групп, которые были пропитаны жизненными проблемами. Также им изображались придворные шуты. Кендлеру понравились герои итальянской комедии dell`Arte, соответственно он много сил потратил на создание уникальной скульптуры с их изображением. Мастер использовал решительные позы, а фигуры получились галантными и весьма интересными. Позже появилась мода на шинуазри, поэтому к восточным народам начали относиться с весьма диким интересом. Именно в это самое время появились интересные фигуры из фарфора, которые изображали малабаров, мавров и янычар.

 

Начиная с 1750 года начали появляться всевозможные фарфоровые статуэтки, которые были созданы с сохранением важнейших ремесленных традиций. Изображались торговцы со своими собственными товарами, люди с орудиями труда, чиновники, офицеры и даже шахтёры. Другое направление заключалось в создании скульптур, на которых изображались аллегории важных для общества личностей и даже целые континенты, образы греческих и римских богов.

 

Многие составляющие элементы из скульптурной тематики Кендлер заимствовал и для производства фарфоровой пасуды. Именно этим мастером была созданая огромная коллекция обеденной посуды, которая в результате распространилась во всех европейских странах. Это были плоские рельефные декоры, которые обычно можно встретить на тарелках, а также уникальные модели флеронов и ручек, созданных в форме животных, цветов, ангелов или даже фруктов. Это направление достигло своего логического аппогея при изготовлении Schwanenservice, в создании которого поучаствовал и Иоганн Фридрих Эберлейн, являющийся по отношению к Кендлеру верным помощником. Приемником великого мастера стал Петер Рейнике, который позже сумел создать несколько замечательных шедевральных работ: серийная коллекция статуэток Commedia dell`Arte, которая была подарена герцогу Вейсенфельскому. Именно ему Кендлер доверил производство важнейших деталей, а также поручил создание новых полноценных скульптур. Сотрудничество Рейнике в создании конной скульптуры Августа III имеет документальное подтверждение. Фридрих Элиас Майер стал одним из лучших сторонников и постоянных помощников Кендлера. Ему удалось сделать фигуры динамичными, а тела и конечности не сохранили пропорции человеческого тела — они были значительно удлинены. Именно поэтому головы на статуях кажутся маленькими. Кендлер критиковал некоторые творческие работы Майера, однако это не помешало ему создать несколько уникальных шедевров, которые также являлись элегантными, динамичными и живыми. Эти модели относились к стилю рококо, в котором изготавливались практически все скульптуры в то время. Качество работы помощников не уступает мастерству самого Кендлера. Однако в силу определённых разногласий отношения между мастером и помощниками были окончательно разорваны, но после прихода Майера в мануфактуру Берлина они вновь помирились.

 

После окончания Семилетней войны влияние стиля барокко снизилось — настало время сентиментального направления при Людовике XVI, который уж точно не находился в дружеских отношениях в силу определённых разногласий. Изначально Людовик большое внимание уделял другому мастеру, а именно Иоганну Карлу Шенхейту, более молодому скульптуру. Конкретно Людовик заставлял его работать в полном одиночестве, без помощников — и это связано с разногласиями с Кендлером. Однако мастеру так и не удавалось найти что-то новое и уникальное в своей творческой работе. Шенхейт всё же обращался за помощью к Кендлеру. Именно так и состоялся переход от рококо к классическому стилю. Но новые работы Шенхейта не были оценены по достоинству. А вот мастер Кристиан Готтфрид Юхтцер любил работать в стиле классицизма. Своё вдохновение он черпал из тематик древнего мира. Скульптор разрабатывал собственные проекты, а также создавал уменьшенные модели античных статуй. Подобные скульптуры наполнены аскетизмом и строгостью. Эти работы напоминали мрамор, хотя на самом-то деле это был банальный бисквитный фарфор.

 

Носорог Дюрера

Индийский носорог был одним из самых ценных животных в начале XVI века. Во время его непосредственной транспортировки в Лиссабон, он трагически погиб в результате крушения корабля. Но один никому неизвестный художник сумел создать несколько зарисовок животного. Альбрех Дюрер, являющийся немецким художником, рассмотрел сохранённые зарисовки и сумел сделать уникальную гравюру на дереве, на которой был изображен индийский носорог. Позже его начали называть носорогом Дюрера. Именно по этой модели создавались различные творческие работы на Западе.

Изображение носорога Дюрера было сделано ещё в 1515 году. На протяжении долгого времени он хранился в Британском музее. Однако стоит отметить то, что сам Дюрер никогда не видел в живую этого носорога. Соответственно гравюра на дереве была сделана именно по эскизу никому неизвестного художника. Там была и надпись о том, что животное привёз Мануэль Лиссабонский, являющийся королём Португалии. Это было точное изображение зверя. Он был полностью покрыт мощной чешуёй. Габариты зверя соизмеримы только лишь со слоном, однако ноги были гораздо меньшей длины, хотя индийский носорог по сравнению с другими животными был неуязвимым. На носу был острейший рог, который обычно затачивается зверем об камни. Примечательно то, что слоны боятся носорогов, потому что они сразу же начинают их атаковать. У слона просто-напросто нет никакой защиты. Носорог умеет легко расправляться с врагами, так как имеет большое количество всевозможных атакующих способностей. В народе говорили, что носорог является очень опасным и быстрым зверем.

 

Кожные складки индийского носорога напоминали слой толстой брони — это отчётливо изображено на рисунке, который создал Дюрер. Зверь был изображён с мощными пластинами, имеющими большую толщину. Это своеобразная броня для животного. Многие отмечают латный воротник, расположенный на шее носорога. На стыках сделаны заклёпки, а на теле красуется своеобразный нагрудник. Художник выделил витой рог, а задние части ног были выполнены в форме пилы. Никогда у носорога не было подобных достоинств. Предполагается, что латные доспехи были надеты на зверя во время сражения с португальским слоном. Соответственно эксперты предполагают, что именно латные боевые доспехи были изображены Дюрером на точном рисунке. Однако другие люди считают, что на самом-то деле это тяжёлые и толстые кожные складки, которые актуальны у индийского носорога. А, возможно, это просто нездоровая фантазия художника, который изобразил чешую, которая располагается по всему телу зверя. Также был изображён и панцирь. Предполагается, что таким образом была изображена грубая шкура зверя, ведь на ней действительно имеются всевозможные шишки и прочие неровности, особенно на плечах и ногах. Но другая половина людей считает, что на самом-то деле это дерматит, который обычно может случиться у носорога, если его лишить свободы на четыре месяца. Именно столько времени нужно было для того, чтобы перевезти носорога в Португалию из Индии.

 

На основе гравюры в дальнейшем были сделаны многочисленные изображения носорога, которые в последствии были использованы даже в известных записях великих натуралистов. Именно в это время легендарный индийский носорог стал одним из самых популярных элементов декора. Иоганном Готтлибом Кирхнером примерно в 1730 году была создана скульптура из фарфора с изображением индийского носорога.

 

Живой носорог проживал в Мадриде на протяжении восьми лет, а также был показан в Лондоне спустя век. Но даже эти события никак не повлияли на актуальность и популярность рисунка Дюрера. Вплоть до конца восемнадцатого столетия изображение имело спрос среди большого количества человек, но уже в начале XIX века все начали постепенно забывать про него. Причина этому заключается в том, что в Европу начали завозить живых носорогов, соответственно потребность в рисунках исчезала. Но в большинстве учебников в Германии школьникам показывали носорогов именно по изображению Дюрера — это было вплоть до 1930-х годов.

Запись опубликована в рубрике (Meissen) Мейсен фарфор с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.