Фарфор заводов Тюрингии

Собрание фарфора Тюрингии в Эрмитаже, довольно значительное по количеству (245), представляет несомненный интерес и по своему составу. Оно включает изделия 18 века и несколько предметов первой половины 19 века производства девяти мануфактур Тюрингии, а также близлежащей мануфактуры Теттау (Верхняя Франкония), тесно связанной с тюрингскими.
Собрание Эрмитажа позволяет по достоинству оценить художественно-историческое значение тюрингского фарфора в целом и отдельных, наиболее крупных мануфактурах: Клостер-Фейльсдорфа, Лимбаха, Фолькштедта, Готы.
Коллекция тюрингского фарфора начала формироваться с 1918 года. В дореволюционном Эрмитаже фарфор западноевропейского производства был представлен лишь четырьмя крупнейшими мануфактурами — Мейсена, Вены, Берлина и Севра. Изделий так называемых малых заводов не было ни в Зимнем дворце, ни в Эрмитаже.


Большое количество фарфора поступило в Эрмитаж в 1918 — 1920-х годах из частных коллекций, главным образом через Отдел охраны памятников искусства и старины.Самое значительное собрание фарфора — коллекция А. С. Долгорукова — было передано в Эрмитаж в 1918 году; в его составе, кроме фарфора крупнейших мануфактур, находились и лучшие образцы почти всех малых заводов, в том числе и тюрингских. Несомненный интерес представляет тюрингский фарфор из коллекции В. Н. Аргутинского-Долгорукого, где особенно много фигур мануфактуры Клостер-Фейльсдорфа, и среди них — речайшая серия «Народы Леванта», а также отдельные фигуры из серии «Итальянская комедия». Поступила коллекция в 1919, 1921 и 1924 годах.
Кроме этих двух крупнейших коллекций, составивших ядро собрания тюрингского фарфора, в Эрмитаж через Музейный фонд в разное время поступила пластика, посуда и различные изделия из известных собраний Евдокимовых, Паскевича, Олив. Позднее приобретались отдельные вещи из коллекции Сомова, Слонима, Явича и других. Много ценных экспонатов из музеев Штиглица и Общества поощрения художеств поступило в эрмитажное собрание в 1920-е годы. не лишен интереса вопрос о том, каким путем попали в Россию ценные и чрезвычайно редкие фигуры производства мануфактуры Клостер-Фейльсдорфа.
Известно, что Фейльсдорф в поисках рынков сбыта не ограничивался продажей своей продукции в самой Германии. Посуда экспортировалась и в дальние страны, в том числе в Турцию. В этом отношении Фейльсдорф не отличался от других еворпейских мануфактур, десятками тысяч поставлявших в Турцию чашечки для кофе. Можно предположить, что изделия этого производства отправлялись и в Россию, хотя фигуры Фейльсдорфа, вероятно, в то время не особенно интересовали русского покупателя, т. к. не могли соперничать с мейсенскими.
Эрнст Крамер, изучавший фейльсдорфские архивы, обнаружил документы, касающиеся некоего Фишера, который в 1791 — 1797 годах был арендатором мануфактуры в Клостер-Фейльсдорфе. По ним было установлено, что Фишер, основавший в Гатчине, под Петербургом, фарфоровую фабрику, вывез в Россию несколько ящиков с фигурами производства Фейльсдорфа. Таким образом появились в России в конце 18 века фигуры Клостер-Фейльсдорфа, разошедшиеся по многим коллекциям.
Кстати, данные о появлении Фишера в России после 1797 года интересны еще и потому, что помогают уточнить дату основания частной фабрики фарфора в Гатчине. Из архивных документов Императорского фарфорового завода в Петербурге было известно лишь то, что в ведение завода, в качестве его филиала, перешла Гатчинская фарфоровая фабрика Фишера, купленная в казну у наследников после смерти владельца в 1799 году. Исходя из этого, можно сделать вывод, что существование фабрики Фишера в Гатчине ограничивается 1797 — 1799 годами.
Из изделий Фейльсдорфской мануфактуры, имеющихся у частных собирателей, известны следующие: уникальная фигура из серии «Народы Леванта» (собр. Б. А. Шелковникова, Ленинград), а также Венера из серии «Семь планет» малого размера (из собр. К. А. Сомова, ныне — в частной коллекции в Москве). Возможно, фигуры, привезенные Фишером, имеются и в других собраниях. Неизвестно, в частности, местонахождение фигуры мадонны из группы «Распятие», парной к фигуре апостола Иоанна, поступившей в Эрмитаж из коллекции Явича; прежде обе эти фигуры принадлежали Евдокимовым.
Характеризуя фарфоровое производство Тюрингии в целом, следует отметить, что его зарождению и развитию благоприятствовали экономические условия. В 60 — 80-е годы 18 века, когда одна за другой основывались фарфоровые мануфактуры Тюрингии, в большинстве немецких государств уже существовали фарфоровые предприятия. Однако, возникая чаще всего по воле владетельных князей, заботившихся не столько о процветании нового производства, сколько о поддержании престижа своего двора, они оказывались менее жизнеспособными, чем тюрингские. Из-за отсутствия твердой экономической базы многие из этих предприятий не оправдывали себя и вскоре прекращали существование. Кроме того, они не имели тех естественных предпосылок для развития, которыми располагала Тюрингия с ее природными богатствами, благоприятными для фарфорового производства, — местными материалами и топливом.
Хотя фарфоровые предприятия Тюрингии и не достигли в художественном и техническом отношении того совершенства. которым отличаются изделия наиболее известных мануфактур Германии — Мейсена, Нимфенбурга, Франкенталя, они тем не менее сыграли значительную роль в истории фарфорового производства. Основанные частными предпринимателями, располагавшими, как правило, весьма ограниченными средствами, тюрингские мануфактуры должны были создавать не предметы роскоши, а сравнительно недорогие изделия, доступные широкому кругу покупателей и потому быстро завоевавшие популярность. И все же многое из того, что создано на тюрингских мануфактурах, по своему художественному значению не уступает произведениям ведущих мануфактур Германии. Многочисленные фарфоровые предприятия Тюрингии (а их к концу 18 в. насчитывалось уже 13) и в настоящее время занимают немаловажное место в экономике страны.
В фарфоровых изделиях Тюрингии сильны художественные традиции народного творчества, и это придает им неповторимую самобытность. Своими успехами тюрингские мануфактуры во многом обязаны творческим исканиям и достижениям мастеров разных специальностей, часто остававшихся безыменными, которые в значительной мере вдохновлялись местными художественными традициями. У истоков фарфорового производства в Тюрингии находилось производство фаянса и стекла, как это часто бывало в то время, когда фарфор только зарождался.
Возникновение фарфоровой промышленности в Тюрингии характеризует одна особенность, которая роднит его с русским и итальянским производством: оно возникло совершенно самостоятельно,без помощи и содействия беглых мастеров и арканистов из других немецких государств. Подобно Д. И. Виноградову, который изобрел фарфор в 1740-х годах в Петербурге, студент Георг Генрих Махелейд в Зитцендорфе и стеклодел Готхельф Грейнер в Катцхютте, независимо друг от друга и от своих предшественников, открыли необходимые для изготовления фарфора материалы и нашли способ его производства. Как результат их изысканий и изобретений возникли фарфоровые мануфактуры в Готе (1757), Клостер-Фейльсдорфе (1760), Фолькштедте (1760), Валлендорфе(1764), Лимбахе (1772), Гроссбрейтенбахе(1777), Ильменау (1777), Гере (1780), Рауэнштейне (1783) и другие.
Все перечисленные мануфактуры, одни — большим количеством экспонатов, другие  лишь несколькими образцами, представлены в собрании Эрмитажа. В самой Германии богатые коллекции тюрингского фарфора имеются в музеях Эйзенаха, Лейпцига, Эрфурта, Веймара, Готы.
Однако, несмотря на существование довольно крупных коллекций тюрингского фарфора, он не стал еще предметом отдельных исследований, не получил отражения в специальных публикациях, какими могли бы стать каталоги наиболее значительных музейных собраний.
Многие годы тюрингский фарфор вообще не привлекал внимания исследователей. После выхода в свет в 1909 году фундаментаольного труда Грауля и Курцвелли почти не появлялось ни специальных статей, ни книг о тюрингском фарфоре. Лишь в последние годы изучением фарфора Клостер Фейльсдорфа занялся Эрнст Крамер и опубликовал несколько статей, посвященных этой мануфактуре. Кроме того, вышли две небольшие книги. Одна из них представляет собой краткий очерк по истории Фейльсдорфской мануфактуры и обзор ее деятельности в наши дни; работа эта появилась в связи с 200-летием существования фарфоровой мануфактуры в Клостер-Фейльсдорфе (1760 — 1960). Другая книга, автором которой является Хельмут Шерф, директор музея Тюрингии в Эйзенахе, вышла в серии публикаций памятников из собрания этого музея; в ней имеется обзорная статья и репродукции фарфора разных мануфактур Тюрингии с краткими аннотациями.
Что касается эрмитажной коллекции тюрингского фарфора, то она была мало изучена и почти не публиковалась. Лишь в последние годы напечатано три статьи в журналах: две — о фигурах Клостер-Фейльсдорфской мануфактуры и одна о фигурах Фейльсдорфа и Лимбаха.
Именно из-за недостаточной изученности фафора Тюрингии необходимость полной публикации эрмитажной, весьма значительной. коллекции тюрингского фарфора кажется вполне своевременной.
Атрибутируя многие вещи эрмитажного собрания, автор использует всю ту литературу, которая имелась в его распоряжении, приводит литературу о моделях почти всех включенных в каталог фигур, за исключением тех, которые в литературе не получили отражения.
В этой работе, в какой-то мере удалось осветить остававшиеся до сих пор неясными обстоятельства происхождения некоторых вещей. Во всех случаях, когда в литературе встречается устаревшая или заведомо неправильная атрибуция, в каталоге это указано.

Запись опубликована в рубрике Немецкий фарфор с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.