30-е годы, угасание агитационного фарфора

В 1930-ый, на Ленинградском фарфоровом заводе (Государственном фарфоровом заводе — ГФЗ) под руководством ученика К. Малевича, Н. Суетина творческий коллектив предприятия начинает создавать новый стиль советского фарфора, созвучный «социалистическому быту». Талантливый художник и руководитель, Суетин органично воплотил супрематические идеи с мирискуксническим декоративизмом и реалистическим отображением мира природы. Индивидуальные особенности творчества А .Воробьевского, И. Ризнича, М. Моха, Т. Безпаловой, Л. Протопоповой, Л. Блак, А. Яцкевич ,С. Яковлевой и других, на многие годы определили облик советского фарфора с его чистотой и мягкостью форм, выявленной белизной материала, конкретностью образов в росписи и сочностью красок.

В 1930-ом году состоялась первая конференция по вопросам связанным с целями завода, массовостью агитационного фарфора и проблемами нехватки грамотных технических специалистов. Если до революции на заводе, кроме художников работала ещё и довольно хорошая техническая мастерская, то послереволюционном заводе не было специального узконаправленного отделения, которое бы занималось исключительно своей профессией. Также власть интересовали проблемы связанные с исключительной художественной направленностью завода – слишком много сил уделялось коллекционным предметам и слишком мало делалось массового продукта. Поэтому творческий коллектив должен был искать способы совместить и художественный фарфор и сделать часть продукции массовой и доступной для обычного человека. Кроме этой проблемы появилась и другая – творческая лаборатория потеряла многих ценных сотрудников за время сокращений, поэтому нужны были новые люди с новыми подходами к искусству фарфора.

 

Исходными моментами новой работы были принципы простоты, но не сухости, образной выразительности и разумной функциональности предмета. Суетину казалось правильным создавать новый художественный облик посуды, исходя из форм, составляющих основу каждого объёма – шара, цилиндра, овального тела, – их варьировать, изменять пропорции, находить им различную выразительность линий, давать взаимодействовать деталям.

 

В 1933-ем году под руководством Суетина был создан новый чайный сервиз – «Интурист» (художник – Е.Я. Штриккер). Почти пять лет его производили и расписывали ведущие художники ЛФЗ, а в дальнейшем несколько раз изменяли и снова запускали в производство.

 

В 1935-ом году появился ещё один новый сервиз – «Крокус». Сервиз имеет чёткий объём, обладающий законченностью и строгостью геометрического тела, чем отличается от более сложного «Интуриста». Форма «Крокуса» очень хорошо подходит для росписи.

 

В 1936-ом году на завод пришла скульптор С.Е. Яковлева, тут же предложившая несколько очень интересных работ для массового производства. К сожалению, её фарфор уже трудно назвать агитационным, это скорее просто художественный фарфор. Одни из её первых работ – «Тюльпан» и «Лотос», повторяющие архитектурную пластику древнерусской архитектуры, много раз дополнялись, по-разному расписывались и многократно переиздавались, особенно «Тюльпан», который производился до начала 1970-ых.

 

В 1932-ом году вышло известное постановление правительства, поставившее советское искусство под жёсткий контроль. Поэтому уже к середине 1930-ых советский агитационный фарфор начал постепенно угасать. Изменилось художественное “направление” завода, и агитационные росписи стали уступать место разработке массого ассортимента (чему также послужило широкое внедрение печатного декора), пластическому фарфору и жанровой скульптуре, выходит множество декоративных изделий (ваза “Слово о Полку Игореве” А. В. Воробьёвского, “Испания” А. М. Ефимовой), ряд произведений “на злобу дня” (“Разгром Деникина” И. И. Ризнича, его же “Самоловы в охотничьем хозяйстве”, “Победа”, “Супрематизм” Н. М. Суетина (иллюстрация 10), в которых уже нет чёткой идеологической линии. Фарфоровый завод имени М. В. Ломоносова начинает изготавливать более простые, предназначенные для быта предметы. В послевоенное время завод осваивает новые формы и существует преимущественно за счёт заказов от правительства. Тем не менее, с тех пор коллекционная ценность агитационного фарфора только увеличивается.

 

Неудивительно, что художественные ориентиры собирателей в контексте своего времени существенно изменились. На фоне утверждавшегося в частном интерьере «сталинского ампира» во второй половине 1930-х годов особым пиететом пользовались вещи бесспорные, освящённые традициями русского классицизма минувших столетий. В таком «царственном» окружении собрание советского фарфора недавнего прошлого выглядело почти нонсенсом, если не сказать – чудачеством. Мария Владимировна Миронова, чья совместная коллекция фарфора формировалась в предвоенные 1930-е годы, позднее вспоминала: «Это увлечение было постоянным объектом шуток наших друзей: настоящие коллекционеры старину собирают, а вы – черепки. Но, надо сказать, старину в то время собирать было гораздо проще, чем агитационный фарфор».

 

Тем не менее, именно в эти годы сформировалось новое поколение коллекционеров, утративших прежний размах, но зато часто движимых желанием сберечь и сохранить для потомков культурные ценности. Тогда же было положено начало коллекциям советского, в частности, агитационного фарфора. Кроме уже упомянутых М. Мироновой и А. Менакера, можно назвать В. Вишневского, Е. Кристи, С. Бакулина, Л. и Э. Утёсовых, в чьи собирательские интересы в большой или меньшей степени входил и агитационный фарфор.

 

Справедливости ради нужно заметить, что и в Москве и с Ленинграде продолжали функционировать антикварные магазины, в которых продавались и предметы раннего советского фарфора. Например небезызвестный Государственный музей керамики, переместившийся уже тогда из Москвы в подмосковную усадьбу «Кусково», через антикварный магазин приобрёл в 1939 году скульптуру Н. Данько «Пятилетие красной Армии», а в 1949 году – фигурку Б. Кустодиева «Гармонист».

 

Впервые в послевоенные годы агитационный фарфор был представлен на выставке «Советский художественный фарфор завода имени М. В. Ломоносова», организованной ЛФЗ совместно с Государственным Русским музеем и экспонирующийся в залах ГРМ в 1954-1957 годах (в 1961 году был издан краткий каталог-перечень выставки). Но первой, по-настоящему серьёзной попыткой «легализовать» ранний советский фарфор и представить его массовому зрителю стало издание в 1962 году каталога собрания Государственного музея керамики «Усадьба Кусково XVII века», включающего 174 произведения советского фарфора 1918-1923 годов. Каталог снабжён научным комментарием и содержит биографии художников, а также заводские марки и авторские метки. На сегодняшний день это издание считается раритетом (тираж – 5 000 экземпляров).

 

Пару месяцев тому назад вышел также каталог-индексер Ломоносовского фарфорового завода, описывающий практически всю продукцию этого завода на протяжении 1917-2002 годов.

 

В 40х -50х годах завод прекращает производство агитационного фарфора, полностью сосредотачиваясь на идее мирного строительства, уже никак не связанного с агитацией. Отдельные заводы однако продолжают выпускать тарелки с лозунгами, но их обычно не рассматривают по причине низкого качества и малочисленности.

 
Источник: www.jamert.eu

Запись опубликована в рубрике Советский фарфор с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.